Депутат Государственной думы РФ Сергей Вострецов рассказал «Петербургскому дневнику», ради чего стоит выходить с плакатами на улицы и почему даже содержанки и содержанцы должны платить налоги

Отцы и дети

— Вопрос об ответственности родителей за детей и митинги. Некоторые СМИ писали, что вы хотели чуть ли и не детей изымать за участие в несогласованных акциях. Вы продолжите этого добиваться?

— Стремление обезопасить детей, оградить их от влияния политиканов, заманивающих подростков на несанкционированные акции, – да.

А то, что мне приписывают, мол, надо лишать родительских прав, – ерунда и ложь. Мы, слава богу, живем в России, а не в демократических скандинавских странах, где по доносу изымают детей из семьи. Наоборот, на государственном уровне у нас поставлена задача, чтобы ребята росли не в детских домах, а в семьях. И на поддержку тех, кто воспитывает приемных детей, выделяются в масштабах страны колоссальные средства.

Но родители должны знать, где находится их ребенок. А вдруг он попал под влияние секты или криминала? Ведь именно такая группа малолетних хулиганов избила прохожих в Таврическом саду.

Поэтому если подросток задерживается правоохранительными органами, педагоги, психологи, опека должны поинтересоваться, все ли у него благополучно в семье? Вдруг он подвергается насилию или ему не уделяется должное внимание, он вынужден слоняться по улицам в сомнительной компании. То же самое, если он оказался на несанкционированном митинге один, ему же угрожает реальная опасность быть раздавленным толпой.
Станет совершеннолетним – будет самостоятельно решать, куда и с кем ему ходить. И в случае нарушения закона нести за это ответственность. А пока за него отвечают родители. И если парень попал в поле зрения полиции, значит, вел себя неподобающим образом, и отвечать будут родители.

Дух бунтарства

— На митинг часто ходят дети из неблагополучных семей?

— Бывает по-разному. Ходит и много мажоров. Даже в хороших семьяхсемьях ругают власть. У меня был товарищ, у которого мама была судьей на Дальнем Востоке. У него тут было четыре квартиры и бизнес, но он все равно ненавидел эту власть. Здесь, конечно, и к маме вопрос: откуда такие доходы?

— А в чем проблема, почему детям не стоит появляться на таких мероприятиях?

— Не думаю, что ребята 14-15 лет что-то глубоко понимают в экономике или политике. Их легко увлечь опасными популистскими лозунгами и идеями, ими можно очень легко манипулировать, чем многие и занимаются. Вообще, у любого ребенка в этом возрасте сильна тяга к протестам, бунтам. Им кажется, круто прийти на митинг и послать полицейского. Недавно росгвардейцу в Москве брызнули баллончиком в глаза, и он ослеп. Да и вообще, посмотрите на митинги сейчас во Франции. Там полиция действует жестко, разгоняет толпу водометами, и никто ничего не говорит, не воет, что чьи-то свободы нарушают.

— Но там протестующие поджигают машины и грабят магазины. У нас такого и близко нет.

— Это только так кажется. Достаточно только небольшой искры. В 1989 году в СССР никто и подумать не мог, что начнется Карабах, что в Чечне люди будут стрелять друг в друга из танков. Никто 5 лет назад не мог представить украинские события, что под запретом окажется русский язык, что будут травить Русскую православную церковь, но все это произошло.

Закон должен придержать людей. Лучше придержать, чем бросить все на самотек, когда начнутся процессы, которые невозможно остановить. А популисты могут все раскачать на раз. Но ведь есть дискуссионные площадки, выборы, в конце концов. Обсуждайте, голосуйте.

Мы себе нормального управдома даже выбрать не всегда можем – на собрания мало жильцов приходит, не всегда можем разобраться с квитанциями ЖКХ, что конкретно мы оплачиваем. Нужно начинать наводить порядок у себя в доме, а все хотим рулить страной и городом, подсказывать все и всем. Давайте начнем разбираться с себя, с самоуправления, с муниципальных депутатов, выберем достойных, проголосуем, а если надо, будем выходить на митинги по конкретным проблемам.

Справедливость – это когда налоги платит каждый

— В России нередки ситуации, когда рядовые сотрудники в организациях получают весьма скромные зарплаты, а оплата труда топ-менеджеров находится на уровне развитых стран. Как вы думаете, не стоит ли тут внести какие-нибудь законодательные ограничения, чтобы выровнять уровень зарплат, снизить социальную напряженность?

— Профсоюзное объединение СОЦПРОФ всегда выступало, чтобы зарплата директора не была больше в 6-7 раз, чем у уборщицы. Если он повышает себе зарплату, то уменьшает ее своим сотрудникам. Это несправедливо и неправильно. Повысил себе – не забудь про тех, с кем работаешь.

Все дело в том, что зарплаты сегодня в России формируются очень запутанно. Оклады небольшие, а значительную часть составляет премии. Это позволяет работодателям давить на работников, чтобы они не разевали рот, ведь эти премии распределяет начальство.

Еще одна беда, особенно в бюджетной сфере, – это совмещение должностей. Я неоднократно предлагал это отрегулировать. Ведь многие работодатели вместо того, чтобы платить сверхурочные за переработку, оформляют человека еще на половину или на четверть ставки. И работник пашет с утра до вечера, не успевает восстановиться и получает гораздо меньше, чем реально заработал. Такого быть не должно.

Нужна тарифная сетка, где были бы обозначены пропорции в зарплатах, исходя из квалификации, объема выполненных работ и стажа специалиста. Заставить владельцев предприятий будет сложно, но капля камень точит.

— Это можно решить, работая в Госдуме, каким-нибудь одним законом?

— Люди сами не должны соглашаться на дополнительные ставки. У меня есть знакомый хирург, который получает 60 тысяч рублей, занимая три ставки. Мало того, что он ходит выжатым, так и не дает места молодым специалистам. А должен получать на одну ставку со сверхурочными больше сотни, а другие ставки освободить для коллег.
Надо формировать профессиональные союзы и бороться за свои права, чтобы платили столько, сколько заработал, со всеми переработками. Вот что действительно стоит отстаивать, вот какие должны быть митинги. Давайте сделаем, чтобы премия составляла не более 20% от оклада и распределялась не работодателем, а профсоюзами. Тогда не будет таких перекосов в зарплатах.

Я готов лично возглавить такой митинг. Когда я выступил против практики совместительства, сразу все закричали – «Нас хотят лишить копейки!». Но я всего лишь хочу, чтобы людей не нагибали. Вообще, для этого все есть в действующем законодательство, но люди предпочитают, чтобы кто-то боролся за их права, а не решать свои вопросы самостоятельно.

— Ранее вы выступали с инициативой обязать неработающих граждан платить страховые взносы. Идея многим не понравилась, вы от нее не отступились?

— Вот вы, например, работаете официально, а некоторые фрилансеры делают то же, не платя налоги. Вы работаете, пополняете казну, а вашу копеечку кушают. Я считаю, что если есть закон об обязательном страховании, то он должен быть для всех. А вообще, право работать или нет – ваше право, я поддерживаю.

— То есть тунеядцев штрафовать не планируете?

— Конечно, нет, моя норма касается только страховых взносов. Вот если вам родственники в наследство оставили пять квартир, то не сдавайте их по серой схеме, оформите ИП, платите по упрощенке. Может быть, у вас есть любовник или любовница, которая содержит вас в шоколаде, покупает вам машины, это их право. Но как гражданину вам надо оформить все в правовом поле. Вы ездите по дорогам, обращаетесь к врачам, ваши дети учатся, вас охраняет полиция, армия. На это все нужны деньги. Сегодня в этой серой зоне 20 миллионов граждан, а это триллионы рублей недополученных средств. Наше общество требует справедливости, а нет ничего более справедливого, чем то, что налоги должны платить все.

https://spbdnevnik.ru/news/2018-12-19/deputat-gosdumy-vostretsov-zarplat…